13:34 

Лавеллан

Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
Как же долго я прохоила ее второй раз, и как же долго я не могла опубликовать этот пост. Выходит путано, странно, нескладно, ну и пусть. Слишком многое хотела расписать, и, видимо, умещусь не в одну часть.
Я знала все спойлеры, и полностью отдавала себе отчет в том, что исход другим не будет.
Я оттягивала этот момент с валласлинами, как только было возможно, но любопытство сгубило кошку, и я не смогла тянуть больше до финала.
Ребят, это было похоже на эмоциональный поток, направленный и бьющий стрелой прямо в душу. Такой, что долго не можешь отойти потом от этого чувства, перетираешь его в себе, пытаешься и прорабатываешь его в творчестве, стремишься реализовать.
Прекрасное, печальное, мотивирующее чувство. Ты просто не можешь оставить все, как есть. Смакуешь и не можешь оторваться.

Так вот.



Ребят, самый прекрасный роман, увиденный мной. Это вообще самое прекрасное, что дала мне игра за оба прохождения. И вся эта боль...
"Сумерки", скажете вы. "Идите к черту, мне нравится!", отвечу вам я.
Зато теперь у меня есть куча идей по пейрингу, у которого нытье В КАНОНЕ!

Сны Лавеллан о Соласе, сны Соласа о Лавеллан; сны о рабстве и вожделении, сны о будоражащей страсти и о дрожи желания; сны о медленной смерти и лишь только зарождающейся жизни. О том, как он залечивает ей раны, а в награду получает робкий поцелуй. О том, как он отстраняет ее руки и боится, что может сделать с ней его любовь, а она, не слушая, бросается в эту пропасть без сомнений и страха. О том, как Фен'Харел кусками выжирает плоть из ее тела, а Солас отворачивается, не в силах видеть, что он натворил.

Но ни маленькой жрице, ни одинокому страннику уже не ясно, что из это -- сны, а что -- реальность.

Да я самый счастливый человек на свете с распухшим от слез лицом!


Страх смерти, тоска по дому, замкнутость и одиночество. Множество людей, обративших на нее взгляды -- ненавидящие, презрительные и осуждающие.
Оступница-эльфийка, из ненависти к людям уничтожившая Конклав в тот самый момент, когда перемирие могло быть достигнуто, и тогда хаосу настал бы конец.

Затем они зовут ее Вестницей Андрасте. Той самой Андрасте, что обещала земли освобожденным эльфам, и чей народ затем прошелся по этим землям священной войной, везде сея знамена своей госпожи.
Вестницу, словно белую голубку, спугивает даже случайное движение, сделанное в ее сторону. Магов-отступников люди отлавливают и подвергают мучениям, даже если они люди. Эльфийку же отступницу, которую следовало бы уничтожить на месте, которую презирают и ненавидят, все же не убивают, и перед которой, скрипя зубами, жестокие люди все же опускаются на колени.
В Убежище, что одним своим названием должно внушать спокойствие и безопасность, Кристалии страшно. Она опасается больше всего, что это -- глупый розыгрыш, и в любой момент лицемерные люди схватят ее и предадут смерти. Она ступает по Убежищу тихо и осторожно, высматривая те места, где людей нет вовсе, и с ужасом представляет, что произойдет, если она попадется кому-то на глаза.
Солас -- такой же маг-отступник, как Лавеллан -- стоит гордо и бесстрашно, убрав руки за спину. Он подолгу наблюдает за Брешью, исказившей небо мириадами зеленых огней, и молчит. Криста решается, наконец, приблизиться к нему, и почтительно называет харен. Он смотрит на нее без осуждения, спокойно, кивает и зовет леталлан.
Он единственный во всем Убежище не внушал ей страха, а ей было радостно вновь слышать звуки родного языка.



Лавеллан закрывает брешь и сталкивается лицом к лицу с главным врагом. Она рискует жизнью, потому что кем-то была выбрана на эту роль -- Содателем, эльфийским пантеоном или судьбой. Криста делает это не ради людей, которые охотились на нее, убивали ее братьев и сестер, сгоняли ее народ в бараки и насмехались над их ничтожностью, принуждая служить себе.
Криста делает это не ради людей, но делает это ради мира. Как только хаос прекратится -- она снова сможет вернуться домой.

Жозефина однажды спросила ее о жизни до метки, и Лавеллан улыбнулась, вспоминая.
-- Самое замечательное было, когда аравели -- это наши повозки -- сворачивали с равнин в лес.Я неделями могла бродить там, и мне никогда не надоедало.
-- Убежище стоит в такой глуши. Вы, наверное, скучаете по клану? -- интересуется южанка, понимающе кивая.
-- Там у меня остались все друзья. Пока я не отправилась на Конклав, клан был моим миром.
Лавеллан смотрит на свою ладонь, искрящую мириадами зеленых огней, и убирает руки за спину.
-- Хочу увидеть их, когда все закончится.



Она едва не погибает в Убежище, и ей возносят молитвы посмертно. Ее возносят на пьедестал. Ненависть сменяется признанием и восхищением. Она выживает какой-то удачей, и думает, что лучше бы все это закончилось там. А потом она видит, что произошло. Люди, оставленные без крова, неприкаянные и одинокие; они поют и оплакивают погибших. Совсем так же, как ее клан скорбел над убитыми людьми охотниками и бойцами, ценой своей жизни защищавших аравели от жестоких шемленов.
Сначала ее сердце наполняется презрением, но потом Лавеллан слышит пение и вздрагивает. Корифей -- угроза для всего мира, и она видела будущее, в котором нет света. Только в ее силах устранить эту угрозу. А потом, когда все закончится -- она вернется домой.
Странник ловит ее взгляд и указывает дорогу. Ведомая Соласом, Лавеллан приводит отчаявшихся в крепость, держащую небеса, и там начинает готовиться к новой битве.



Она проявляла полное безразличие к судьбам чужих ей людей, оболгавших ее, и трепетное обожание всего, что относится к древнему эльфийскому народу и магии. В ее руках оказалась огромная власть, но Лавеллан не осознавала своей силы. Лелиана собирала слухи и плела интриги, обеспечивая казну золотом, а Инквизицию -- информацией. Жозефина отсылала письма на все края света, чтобы развеять ненужные слухи и пустить новые, что принесли бы Вестнице славу.
Лавеллан не тревожил мир, что советники присмиряли и тщательно загоняли в угол, чтобы тот принял ее во всеуслышание.
Она занималась своим делом -- закрывала разрывы, чтобы понять, как использовать метку, искала долийские реликвии, помогала разрозненным кланам, заручаясь их поддержкой.
Криста ищет новых союзников и крайне осторожно отвечает на их вопросы: о войне, о мире, о вере. Солас же всегда стоит неподалеку, демонстрируя полный нейтралитет.
Однажды он решает, что должен рассказать ей чуть больше, и переносит ее в Тень. Эльфийка слушает, затаив дыхание, и ловит каждое его слово. Он расслаблен, завеса касается его пальцев, а в долийке борится слишком много чувств: обожание, уважение, восхищение и влечение. И вот Лавеллан робко касается его губ своими.
Он ловит ее за руку и притягивает, целуя снова.
И снова.

Солас с трудом отрывается от нее, заглядывает в ее раскрасневшееся лицо и чувствует, как в висках стучит кровь. Он заставляет себя собраться. "Нет, нам нельзя. Даже здесь". Завеса бьет его током.
"Проснись", приказывает он.
И Лавеллан просыпается.



Remember me to one who lives there
He once was a true love of mine



Download Alizbar Dance Of The Fairies for free from pleer.com

Download Celtic Woman Scarborough Fair for free from pleer.com



Теперь я буду постить Абеласа, просто потому, что он единственный может конкурировать с Соласом в очешуенности.

@темы: Dragon Age, впечатления, персонажи

URL
Комментарии
2015-01-25 в 05:59 

Osato-kun
Sunrise doesn't last all morning a cloudburst doesn't last all day
Зачем что то писать,гифка все впечатление об этом фике передает просто великолепно Т___Т

2015-01-25 в 06:16 

Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
Bhismum, да, гифка невероятно втемная. Вместо тысячи слов.

Как приятно вас у себя видеть! :heart:

URL
2015-02-03 в 11:46 

Савелий~
Нос по ветру
перепрохожу второй раз из-за этого гада
чувствую, буду рыдать как лалка

:friend:

2015-02-03 в 14:30 

Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
Ринке, а я не могу его другой девочкой романсить, буду ревновать xdddd
Держись! Он ведь такой прекрасный <3

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Someday

главная