04:27 

Агония и раздолбайство

Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
Писательский флешмоб, перенятый у ~Хару-Ичиго~.

Как гласит народная мудрость: если долго мучиться, что-нибудь получится. Книжки не один день пишутся, но хочется же перед людьми похвастаться своими умениями. Поэтому, вашему вниманию предлагается флешмоб.
Первое и главное условие флешмоба, без которого начинать не рекомендуется:
Найдите себе напарника
Зачем напарник? Во-первых, чтобы проконтролировать, что вы не отлыниваете. Во-вторых, вы можете договориться критиковать друг друга (а можете и не договариваться, если не хотите). В-третьих, так интересней!
Можно не одного напарника, а целую группу.
На каждый день вам дается тема. На каждую тему вам нужно написать как минимум три абзаца текста – по одному абзацу про разные вещи, которые входят в эту тему. К примеру, тема «описание природы», это значит, что вам нужно описать три природных объекта, например, лес, луг и море.
Можно писать абзацы, как говорится «от балды», а можно писать о своих персонажах, если у вас уже есть писательский проект, а потом добавить это в книжку\рассказ;
Итак, месяц писательской активности начался:

Пусть это просто будет тут. Ни к чему, просто так.

Listen or download GLaDOS Still alive for free on Prostopleer

Настроенческое

Прослушать или скачать Caprice Of Beren And Luthien бесплатно на Простоплеер

1. День заявок от напарников (напарник просит описать как минимум три предмета/вещи/понятия);
Правила? Логика? Последовательность повествования? Не, не слышала. У меня тут будут "драбблы на тему..." и "драбблы, уехавшие далеко от темы" хДД
Я где-то нагнала строку, но это как-то невольно получилось. Теперь уже из песни слов не выкинешь, поэтому что вышло то вышло хДД

От Thelemith:

Три темы под общими категориями "ночь", "лес", "фентези".

Прохладный ветер дул с просеки, глаза давно привыкли к темноте. Откинувшись спиной на дубовый ствол, охотник положил лук на землю. Наконец-то можно отдохнуть. Какая спокойная ночь...
Где-то в чаще раздался волчий вой. "Странно, сейчас ведь не полнолуние." Дерек раскрыл глаза.
Над ним возвышалась тень неизвестного. Охотник рефлекторно схватился за новую стрелу. Оба мгновенно навели друг на друга оружие: первый - лук, второй - миниатюрный арбалет.
Облака расступились, позволяя одинокому месяцу пролить на поляну слабый сизый свет. Его оказалось достаточно, чтобы Дэрек разглядел противника.
Слабый блик пробежал по стальному болту, скользнул по кожаной перчатке, изящной руке, и проявил очертания девичего лица. Охотник беззвучно ахнул.
-Ты...Пять лет прошло.
Девушка удивленно вскинула бровь. Палец давно лег на курок.
Дэрек плавно опустил лук и так же плавно завел руки за голову, любуясь ею.
-Я искал тебя, воровка.
Болт вонзился в ствол дерева, чуть выше головы охотника. Дэрек не дернулся.
-В лунном свете ты очень красива, Джули.
<НИКТО НЕМНОГИЕ ЗНАЮТ, ЧТО ДИ И ДЖУ - ДАВНИЕ ДРУЗЬЯ И ЧЕКАЛИ ВМЕСТЕ ЭПИЧЕСКИЙ КВЕСТ! СЮРПРИИИЗ!>

Я знаю, что все стихии мира - равноправны и примерно равны в своем могуществе. Но самой сильной, кто бы что ни говорил, является пламя. Если из воздуха или воды только мастера способны извлечь мало-мальски опасный заряд, то огонь уже в руках новичка может взорваться, пожрать и уничтожить того, кому должен был подчиняться.
Я видел много лиц, искаженных гримасами невыносимого страдания. Не меньше слышал криков, исполненных ужасом, отчаянием, страхом. Они достаточно быстро прерывались: к тому же, треск огня покрывает собой остальной шум, подавляет его своей мощью. Жертвы вскоре задыхались, едкий дым разъедал глаза и мешал скрыться от настигнувшей кары. Если жертвы не сгорали сразу, то их запирали обломки рушащегося дома - также охваченного пламенем, и они, придавленные балкой, захлебывались в собственной крови, теряли сознание от очередной вспышки жгучей, скручивающей боли и, наконец, умирали. Разве способен смерч повлечь за собой подобные мучения? Лишь водная стихия может похвастать похожим могуществом, но характер ее другой - к тому же, не везде воды достаточно много.
Приговор выносится почти мгновенно - одним мановением руки, а претворяется в жизнь постепенно, как истлевает огарок свечи. Подобно величественной симфонии, все начинается с тихого вступления - еле заметного уголька или искры. Большего не нужно, требуется лишь время. Постепенно карающее пламя набирает силу, разгорается и растет, как волны морских бурь возвышаются над кораблем. Затем звучит кульминация - и они чистой силой обрушиваются на несчастного, накрывая его своим весом, разрывая на части и переворачивая в бушующих водах, пока, наконец, не утащат за собой в бездну. Так и бушующее пламя охватывает дома, разрушает и пожирает их, не жалеет никого на своем пути.
Крики, боль, предсмертная агония...Тишина.
После бури волны всегда миролюбивы и ласковы. Лишь глубоководным существам известно, сколько убитых покоится на дне.
После пожара остается пепелище, освещаемое лучами восходящего солнца. Люди с окраин, которых не тронул ночной пожар, ужасаются, и только смелые роются в немногочисленных обломках дотла сгоревших домов. Ступая по тлеющим останкам, даже самые честолюбивые невольно молятся о погибших, нашедших здесь быструю кончину. От одного представления о минувших здесь событиях невольно передергивает, ведь даже деревенскому мальчишке ясно, что умирали они не сразу. Долгой и мучительной была для них ночь, и только с ранней зарей потухли последние угольки их страданий.
Просто запомни и знай наперед, ведь боль будет сопровождать тебя по жизни. Умей принимать и выносить ее, ведь только тогда ты сумеешь не покоряться, а покорять ее своей воле. Тогда твоя рука будет выносить смертельные приговоры, а разум будет ясен, как умиротворенное море после казни.
Единственное избавление от агонии - смерть.

-Подай мне еще вон того...Нет, из другого кубка. Нет, снова не угадала. Так, отойди оттуда!
-Но госпожа, вы уверены, что это...Это ведь..Так подло! - и без того тихий голосок Карин заглушался бурлением специфического варева. Но госпожа Сандал и не желала ее слушать. Она желала лишь того, чтобы ненавистного постояльца настигла кара. Недостающие ингредиенты были подхвачены и торжественно опущены в котел.
-Полнолуние...Сейчас-сейчас, облако отступит...Ах...Ах-ах-ах...Ах-ах-ах-ах-ха!!! - демонический смех оглушил лесную поляну, но вдруг был прерван робким замечанием помощницы.
-Госпожа, вы забыли про имбирь.
Сандал ужалила подручную взглядом и закинула в варево последний реагент. Кипящее ядовито-зеленое нечто окрасилось теперь во вполне привычный глазу цвет овощного супа.
-Он поплатится...Поплатится за свою дерзость...
Карин закрыла уши, дабы не услышать - теперь уже дьявольского - хохота. Ей было жалко несчастного паренька, будущую жертву кулинарного экспромта хозяйки. Он ведь не знал, что владелица двухэтажного домишки в лесной чаще, где он снимает комнату, окажется самой настоящей, к тому же мстительной колдуньей. И зачем было жаловаться на подгоревшее жаркое?..

2. День собственных пожеланий (пишем про то, что придет в голову);
Laaaaaater.

3. День природы;
~собственно, кусочки для Ванервитта.

Одно из чудес здешней природы - обширные заросли, тщательно охраняющие эльфийские границы с северо-восточных берегов. По правде говоря, там находятся настоящие джунгли. Эльфы прозвали их Морг'Таул. Заколдованный лес, по нашему.
Нет такого путешественника. который смог бы пересечь Морг'Таул: ему не хватило бы ни опыта, ни провизии, ни ловкости. Среди бесконечных преград, свисающих лиан и высоких папоротников, широких оврагов и речек могли свободно передвигаться лишь дикие животные. Лишь немногие разведчики, которые, перенимая повадки меньших братьев своих, получали преимущество на "заколдованной" территории. Правда, такой образ жизни не шел на пользу, если эльф вскоре покидал эти края. Обученный разведчик становился настоящим дикарем и адаптироваться в других условиях ему было невыносимо трудно. Потому это считалось не профессией, а настоящим призванием. Мало кто вставал на путь разведчика, но кто вставал, посвящал лесу всю жизнь.
Так и Мирэль посвятила себя Морг'Таулу. Через многие годы она настолько предастся его чарам, что сама обратится в прекрасное животное. Существование эльфа длится долгие века и может вместить в себя не одну жизнь. Поэтому с Мирэль произойдет еще немало событий, запутанных и опасных, прежде чем она воскресит в себе величайшую силу, принадлежавшую далеким предкам, но давно позабытую юными детьми лесов.

Что прежде всего ассоциируется с природой? Зеленые кусты с дикими ягодами, вековые дубы, клумбы в саду? Да, но не только они - плод вековых трудов времени.
Острые скалы возвышаются над самым берегом северного моря. Вместо земли здесь - сплошная корка льда, которая не тает, и не стает никогда, настолько она "вгрызлась" в почву. Ледяная пустыня. Ни одного намека на жизнь, только белый горизонт. Море, казалось бы, должно хоть чуть-чуть оживлять суровый пейзаж, но и тут матерь-природа была безжалостна. Прибрежные воды, если и волновались, то делали это едва заметно, словно боялись лишний раз напомнить о себе и уподобиться мертвой неподвижности.
Кажется, что время тут остановилось, и все же некоторые местности оживлялись благодаря странным, но самоотверженным существам,
Берега в определенные сезоны населяли стайки черных коренастых птиц с белыми грудками. Они бесстрашно приближались к черте ледников и взаимодействовали поблизости, странно крича и передвигаясь вразвалку. Так ходит пьяница по мощеной мостовой, возвращаясь домой глубокой ночью. Но было и нечто благородное в этих птицах. В их обтекаемой форме, гордо вскинутой голове. Крылья их, казалось, усохли, иначе они давно покинули эти недружелюбные края. Но они не могли, и смиренно принимали свою родину, выживая в страшных метелях, спасаясь от лютого холода в своих перьевых шубах.
Природа создала разнообразные и уникальные вещи. И они нисколько не схожи между собой, как не похожи друг на друга благородный аристократ и сын пахаря. И таких примеров, как Ледяная Пустошь, можно привести еще множество. Было бы кому.

Долгое время среди людей ходил необычный слух - про долину Альмареа, райский уголок. Судя по названию, и тут не обошлось без эльфийского наречия. Сами эльфы утверждали, что Альмареа не существует, но кто их слушал?
Один странник - шустрый старичок, притом - талантливый сказочник, рассказал уличным ребятишкам про саму долину и ее обитателей, и тем самым воскресил старое "поверье". Поведаем же его историю и читателю.
«...Плутал я по дикому лесу уже не первый день, давно успел допить остатки воды и закусить последней солониной. Шел, уставший - у деревца не прилечь, вдруг какая тварь подкрадется? Глухая чаща, как-никак. Поздней осенью это было. Вокруг трудно глядеть - облака скрывали солнце, так еще и тени древ сгущали темноту. Иду, значит, вечереет - ни зги не вижу, но глаза потихоньку привыкают, как - ать! - и белка пробегает прямо под ногами. Понял я, что это белка, по чудному хвосту - только они ведь такие носят.
"Ну, - думаю, - разведать бы уголок и на ночлег остановиться, а то уж больно спать охота".
Услышал я вдруг сзади шорох, треск - аж подпрыгнул от страха, так за белкой, в кусты и шмыгнул. Залез, сижу тихо - и снаружи тишина, а вылезать боязно. Но местечко попалось неплохое! "Под сенью, авось, не приметят, и выспаться можно, а как просветлеет - так и путь продолжу". Положил я котомку наземь, только хотел голову устроить, как вижу под собой тропинку, всю поросшую, да такую неприметную, а чуть дальше - след. След ступни человеческой! Чуть меньше моей собственной. Так меня и поманила эта дорожка. Людей ведь я вторую неделю не видал, мало ли - помогут, выручат, если тоже странники. А если и нет - так погубят, да и мучаться не придется. Привстал я, правда не в полный рост - места было мало-мало. Так и пошел, "в поклоне", по тропке, в темноте. Под ногами листва шуршит, шуршит - и вдруг перестает. Прислушиваюсь - вблизи вода журчит. Приглядываюсь - а внизу уж и трава, али не трава - вроде и зеленая, но цвет какой-то необычный, светлый. Поднимаю голову и вижу...Чудеса! Растения гибкие, зелень буйная - поздней осенью то! - будто и не в Диком лесу, а совсем в другое место попал. Ко мне и белка подбежала, что пряталась в кустах, принюхалась - и прыг на плечо. А я все осматриваюсь, иду, как зачарованный, глазам своим не верю.
Еще шаг - и выхожу на берег речки. Вода быстро течет, и такая прозрачная. Припал я к ней, отпил - ключевая, да вкусная. Утолил жажду, набрал в бурдюк запасу, так и сел на бережке, по сторонам гляжу. Над головой небо голубое - без единой тучки! Повсюду цветы дивные, яркие - и розовые, и белые, и какие хочешь. А в лепестках живут такие крохи, ростом с жука - феи! Причудливые, в разноцветных платьях, и с голосами, как у лесных птичек. Я тогда уже совсем не верил, думал, что привиделось мне. Ущипнул себя за руку, ахнул - так ничего не изменилось, только красный след остался. Понял я тогда, что место непростое, а волшебное. Те крохи с крыльями прозрачными летают, в воздухе висят и смеются так звонко, так мягко - будто песенки поют. Так я и уснул на траве под их мелодии, отдохнул всласть. Помню еще, засыпая, что с другого берега девушка на меня глядела, красивая такая, росточку небольшого, с волосами длинными и белыми. Не знаю, эльфийка ли, но, наверное, волшебница. В убранстве легком, украшенном капельками хрустальными. Наверняка здешняя хозяйка, хранительница. Удивленно глядела, но ласково, улыбнулась чуть заметно - и в воздухе растаяла, как льдинка.
Уж больше ничего не помню про то место. Как проснулся, очутился я снова в кустах. Вокруг было светло, рядом белка калачиком скрутилась - со мной ночевала. Подумал я тогда, что все мне приснилось. Проверил бурдюк, а тот - полный! Улыбнулся я, пошел опять по тропинке, радостный, а вышел на обычную поляну. Приуныл, но пригляделся - и деревеньку на горизонте увидел. Пустился туда во всю прыть - не показалось, настоящая была. Так вот и в месте чудном побывал, и с голоду не умер.
До сих пор, когда в лесу бываю и слышу пение птичье, вспоминаю песни волшебных созданий. Красивые, приятные - словом, сказка. А если найдете такую долину - передайте от меня благодарность и низкий поклон той доброй лесной госпоже, что позволила из речки напиться. Сдается мне, не одного путника уберегла она и приютила».


4. День людей;
~И вновь, про Ванервитт. Как только прорисуются главные герои, открою сообщество, чтобы скидывать туда всю свою ересь и не засорять ленту всяким добрым человекам :lol:

Люди, как говорят, все разные - в каждом есть уникальный мир, мысли, идеи и прочее, прочее. Так вот: есть целая серия случаев, где данное высказывание тотально неверно.
Вот взять к примеру жителей Серанаса - их уже второе столетие нещадно давит бедность. Сплошь и рядом по городам королевства бродят нищие оборванцы, воры, убийцы, на лицах которых - голод, а на уме ничего, кроме наживы. О каких высоких идеалах может идти речь? Каких идеях, когда единственное, что занимает мысли, это как не помереть, не сгнить в канализационных стоках или, того хуже, за решеткой.
Хотя, любому оборванцу Серанаса место в тюрьме покажется спасительным, ведь там есть, где отдохнуть, к тому же и кормят. Проблема была лишь в том, что, как только они сталкивались со стражами порядка, незамедлительно бывали убиты на месте, если только ноги не уносили их прочь.

Что может быть опаснее неорганизованной преступности? Верно, лишь организованная преступность. Но мы обойдем вниманием воровские гильдии, а также ордена наемников, а обратим его на пиратов, бороздящих широкие моря Королевств.
"Обычные" пираты путешествуют, чувствуя, что морское дело - их стезя и страсть. Образ жизни ведут разбойничий - весьма любят разорять прибрежные деревни, правда с появлением государственных патрулей проворачивать это стало в разы труднее. Награбленное сбывали на специальных черных рынках и, по обыкновению, тратили на пополнение запасов рома.
Те, в чьих умах помимо торговой жилки присутствовали большие амбиции, становились контрабандистами и играли по-крупному, проворачивая сделки между целыми организациями и даже мелкими государствами, выступая как посредники и доверенные лица. На контрактной основе и с большим окладом, но зато с гарантией безопасности перевозимого товара. Контрабандные суда и сейчас можно пересчитать по пальцам одной только руки, но охоту на них ведут непрерывно и, как ни странно, безуспешно.

Неудивительно, что при таком высоком уровне преступности королевства нуждаются в охране. Не смотря на бурную агитацию за вступление в ряды городской стражи, все пафосные слоганы тут же срывались уличной детворой, или вовсе оставались без внимания. Тогда было принято радикальное решение: расформировать часть постоянной армии и предоставить в пользование основных городов, на правах обычных стражников.
Кто-то из солдат нашел облегчение в новой должности, но самолюбие большей части офицеров было уязвлено настолько, что и представить нельзя.
Армейцев воспитывали и тренировали, превращая их в воинов, выносливых и сильных, способных убивать без промедления. Никто из них не знал, как защищать, не убивая при этом кого-то.
Некоторые держались, когда многие попросту спивались от безделья и невозможности что-либо изменить.

Когда разбойничьи шайки пиратов душили уязвимые деревни учащенными налетами, возникла острая необходимость в специальной "корабельной" страже. Так власти прибрежных королевств распорядились о формировании нового органа - Государственной морской охраны. В него прилично вложились, в самые короткие сроки отстроили достойные корабли и пустили патрулировать водные территории. Офицеры, что возглавляли команды, были из числа проверенных и опытных морских военных.
Задачей патрулей и специальных военных судов было предупреждать, предотвращать нападения и обезвреживать налетчиков.
Была также и пара кораблей-охотников, что выслеживали и захватывали корабли контрабандистов. Капитаны таких судов были в почете у королевства-родины, пользовались большими привилегиями и принимались в любом обществе с честью.

5. День домашних животных;
Товарищ No Man мобилизовал и привел меня в боевую готовность. Вальсируем дальше.

Тунор был с ней, сколько она себя помнила.
Все важнейшие события в своей жизни Нинэт не могла представить без этого высокого, строгого и очень верного пса. Ее ответственный помощник, грозный охранник и соратник. Разумное, благородное животное с невероятным характером. Строгий и решительный, в уме она сравнивала его с деспотичным военачальником. Тунор, как никто другой, умел поставить всех на место.
Иногда он был невыносим, но Нинэ не составляло труда направлять его внимание и энергию, куда следовало.
Иногда он ворчал, как ворчал всегда ее дедушка. В эти моменты он становился заносчивым, но никогда не терял самообладания. В любую секунду он ринулся бы исполнять команду, и никогда не поступил бы наперекор приказу Нинэт. Их отношения всегда были многоуровневыми; главнокомандующая и ее подчиненный, двое неразделимых соратников, Нинэт и Тунор. Они одной крови, кто бы что о них не думал.
Насколько животное может стать человеку близким существом, настолько и этот пес стал ее родней. Нинэт доверяет Тунору больше, чем может доверять людям. Потому что знает, что с его стороны всегда получит необходимую помощь и поддержку.

Сначала был всплеск. Затем второй, третий, пятый, и вот они уже не поддаются пересчету. Весь дом взрывался очередями этих звуков, затем булькал, и снова эти удары по воде. Наконец, Нинэ не выдержала. Она вскочила со скамьи и ворвалась в соседнюю комнату. В ту же секунду к ее ногам подкатила волна белесой пены, что, несомненно, несколько ввело ее в недоумение.
С засученными рукавами, Брайан пытался удержать нечто шумное в тазе с мыльной водой.
-- Какого черта здесь творится?!
Юноша вздрогнул и, развернувшись, закрыл таз спиной, размахивая при этом руками.
-- Не надо! Закрой!
-- Зачем тебе столько воды? Озёрного, что ли, вызываешь?
-- Дверь, Нинэ!
Но было поздно. Взъерошенный зверек вдруг выскочил из воды и вырвался к желанной свободе. Тунор громко залаял и бросился в погоню.
Нинэ изогнула бровь.
-- Кто на этот раз, хорек? Серьезно? Завел бы себе, не знаю, зайца...
-- Ага. И псина твоя бы его сожрала.
Вздох.
-- Брайан, твое зверье убегает от тебя раньше, чем Тунор успевает его почуять. Нужен кто-то смирный, раз уж это так важно. Рыбки, например. Кто-то, ну, знаешь... Без ног.
Юноша сокрушенно закрыл лицо ладонями. Нинэ никогда не приходилось видеть его настолько отчаявшимся. Она подошла к нему и потрепала по голове, как ребенка.
-- Не раскисай. Животные -- непростые существа, ты просто еще не нашел свой тип.
Казалось, что от отчаяния он захныкал. Вернувшийся Тунор подбежал к двери и положил обмякшего беглеца на порог. Широко раскрыв глаза, Нинэ прижала голову Брайана к груди и махнула псу, чтобы убрал добычу с глаз подальше, но тот не двинулся с места. Обычно послушный и понимающий, сейчас он просто сел перед пушистым комком, не сводя с хозяйки привычного сурового взгляда.
-- Это Тунор?
-- Нет, это в твоей пене все тараканы плещутся.
-- Нинэ!
-- Все в порядке. Полном.
Брайан быстро высвободился из ее захвата и уставился на пса. На голову которого тут же влез знакомый хорек. Тунор сидел смирно, словно изваяние. Парень выдохнул, смахнув со лба выступивший пот.
-- Слава богам, Локки, ты жив.
Юркий зверь что-то пискнул и молниеносно прыгнул в руки Брайана.
Теперь весь дом огласил крик.

"Им не только шкурку чистить, так еще и когти стричь. За собой бы так следил", -- вздохнула про себя Нинэт.

Каддары -- название карликовых драконов, коих разводят в вольных западных землях. Хотя разводят - это сильно сказано. Занятие это сложное, требующее определенной выдержки и -- особенно -- отсутствия чувства самосохранения. Каддады -- вовсе не популярные питомцы, содержать и кормить их стоит очень дорого. Основным минусом является их непокладистый, капризный и наглый характер. В некоторых королевствах содержать каддара строго запрещено. В истории сохранились случаи, как они убегали из-под заточения и причиняли столько вреда внешнему миру, сколько древним пращурам со всеми их восстаниями и войнами даже не снилось.
Если от изначальных внешних характеристик (таких, как колоссальный размер, огненное дыхание и особенная мудрость, о ней позже) карликовых драконов удалось избавить. Но в их небольших ящероподобных тельцах (размером могут достигать рослой собаки) сохранилась дикая жадность и безмерная тяга к разрушениям. Потому, если кто-то рассчитывает воспитать в каддаре верного, а главное -- послушного компаньона, то будущий хозяин должен иметь тяжелую руку и непреклонный характер. Любой каддар должен признать владельца и его авторитет, только после этого он, возможно, придержит пагубную привычку ломать и вредить всему вокруг. Затем следует самый трудоёмкий и долгий процесс воспитания.
Здесь главное не останавливаться, раз начали. Иначе он будет мстить. Мстить эти твари умеют. Их злобе вкупе с холодном расчетом позавидует любой Темный Властелин. Но, если вы выдержите и заставите это создание служить вам верой и правдой, поверьте -- это того стоит. Каддары -- разумные и очень умные твари. Был бы этот ум направлен в иное русло -- кто знает? Может, многие народы обрели бы в их лице мудрых и преданных товарищей.

6. День того, что лежит на столе;
Только второй заход, а я уже халтурю :lol:

У Лоран нет собственного стола, но если бы он был, то на нем, помимо прочей ерунды, непременно лежало бы яблоко. Крупное, румяное, блестящее отравленное яблоко. Потому что она не выносит наглых, своевольных людей с загребущими руками.
Она такая должна быть одна.


У Доминика на столе лежит Лоран.
Fin.

На столе у доктора лежит бесчетное множество книг вкупе с бумагами и личными записями. Все свое свободное время он проводит, созерцая бардак, и даже не предпринимая попыток привести труды в божеский, ухоженный вид.
Доминику, как человеку организованному и аккуратному, привыкшему содержать мысли в порядке и неустанно контролировать свои чувства, такой беспорядок в родном жилище был чужд. Но он не чувствовал ничего особенного к этому месту, никакой привязки. Ниточке, которая сообщает ступившему за порог владельцу, что он вернулся и может чувствовать себя в безопасности за стенами этой каморки. Короче говоря, доктор не чувствовал себя ни перед кем обязанным. И поэтому, закрывая за собой дверь, ощущал себя немного свободным.
Также его пугала мысль о погружении в этот океан переработанной информации. Из всего, что он когда-либо писал, он вынес и сохранил в памяти все необходимое. Следовательно, было бы неплохо попросту сжечь этот мусор. Но рука не поднималась. Так что он оттягивал момент решительных действий, насколько мог.
Он переехал сюда всего лишь месяц назад, и в особенности был благодарен хозяевам антикварной лавки, у которых снимал подвальчик в качестве жилища, что те были совсем не требовательны к порядку. Они то и за своими прилавками следили посредственно – казалось, что на них выставлены не старинные предметы, а раритетная пыль.
Порядок в собственной обители не беспокоил его до тех пор, когда к нему начали все чаще захаживать новые знакомые. Все же он привык производить хорошее впечатление, чему способствовала убранная комната. Но до бумаг руки так и не дошли. И дойдут еще не скоро.

– Именем Праведника, что это за мерзость?!
Йена как раз закончила разбирать вещи и подошла к недоумевающей тетушке, обратив на нее вопросительный взгляд.
– Я имею ввиду эту... дьявольщину!
– Тетушка, это всего лишь черепушка.
Пожилая женщина с возмущением воззрилась на девчонку. Взгляд выражал неприкрытое осуждение.
– Раз ты увлекаешься подобным, то тебе уготовлена дорога раздора и святотатства! Как можно так относиться к своей несчастной жизни? Только послушай себя! "Всего лишь... Черепушка". Вы здесь ко всему относитесь абы как?! Сначала эти атрибуты скверны, а потом так вообще – кровавые жертвы! – еще немного, и она, казалось, забрызжет слюной, но вдруг Лорна сменила яростный тон на тихий и сочувственный.
– Девочка моя, я понимаю, тебе трудно приходится. Работать здесь за гроши, разнося пьянчугам пиво, не получая ни от кого и доброго слова – просто чудовищно! Елена, милая, я всегда помогу, и говорю тебе снова – переезжай в Омнис. Отчаяние – не повод идти на преступление. Только не следуй за этими гнусными нелюдями-некромантами!
Йена закатила глаза. Третий раз за последний час. Проповеди тетушки Лорны, произносимые по делу и без, больше походили на бред фанатика, но девушка не могла не считаться с этой ее особенностью. Все же, тетушка – единственная, кто осталась у нее из родни.
– Тетя, в этой вещи нет ничего опасного. Вот, глядите, – она ухватила коротенькую петлю, которой крохотную черепушку можно было прицепить к чему угодно, и подняла ее к самому носу женщины. Та начала было испуганно верещать что-то о каре Высших и спасении души, но Йена даже не стала вслушиваться. Она просто вышвырнула деревянный амулет в окно. И вздохнула.
С сердца Лорны словно камень упал. Она, сначала с непониманием, глядела на девушку, затем с удовлетворенным видом раскинула руки, принимая Йену в объятия.
Она еще долго болтала, как она жалеет племянницу, как печется о ее благополучии и, особенно, о мирном успокоении ее души. Йена по привычке кивала ее речам. Сохранение отношений с Лорной всегда были для нее первостепенно важно. Ведь за кого еще цепляться в жизни, как не за родных? И все-таки она с грустью думала о том, что никогда не увидит больше тех великолепных пейзажей, что открывал ее взору этот таинственный талисман, стоило лишь сжать его в ладони.


7. День диких животных;

Пушистый сурок приподнялся, чтобы осмотреть свои владения: обширные земли, от Эйгра и до самого Ванервитта, принадлежали ему и его семейству. Условно, разумеется.
Сурок не считался с местными хищниками, предпочитая молча от них скрываться. Поэтому, пожалуй, они были не в курсе его весьма влиятельного положения. Как и птицы – сурок их побаивался. Их острые клювы и огромные крылья снились ему в кошмарах.
Люди и прочие расы, что ошивались тут поблизости, отгоняли опасных зверей, что могли его сожрать, и распугивали пролетающих птиц, поэтому пользовались его расположением. Хоть и делали они всё это невзирая на существование сурка, сурок не забывал об их помощи, и был им очень благодарен. В своих мыслях. Но все это теряло всякое значение, когда наступала ночь.
Ночей сурок боялся больше всего. Однажды он пытался убедить себя, что это, наоборот, довольно выгодное время для вылазок и прочего, но у него не выходило. Он был слишком труслив и слишком любил жалеть себя, чтобы не отказываться от этого навязчивого страха.
Так проходила вся его жизнь, полная страхов и лжи. Похоже, только сурок умудрился переплюнуть аристократическое общество в его пристрастии создавать себе проблемы и кучу мнимых угроз. Но это и не мудрено. Он ведь был местным королем, а значит, и лучшим из всех: самым самоотверженным, самым запуганным и вовсе не хвастливым.

По Эрининэ. Давно идея назревала
Мастер не держал в доме животных. Эта тема никогда не поднималась ни им, ни его подопечной. Часто Джули сама чувствовала себя зверьком в большой клетке, на дрессировку которого Вильгельм не жалел сил. И никакое взаимодействие с наставником, и тем более с добродушной Ровелин, не могли избавить девочку от жгучего одиночества.
Она уже привыкла к этому чувству, что будто бы вытеснило душу, оставив телу холод и пустоту. В последнее время это ощущение пугало ее все больше, и даже тренировки, которыми ее почти изводил мастер, не могли отвлечь от нарастающей, пожирающей грусти.
Но однажды она пронесла в комнату небольшой сверток. И с тех пор больше времени проводила там, выкармливая маленького лисенка.
Несколько дней понадобилось, чтобы залечить его лапку. Он не доверял ей, но Джули была достаточно настойчивой, чтобы проделать все необходимые действия и заставить его, наконец, поесть. Они были поразительно похожи по характерам; оба упрямые, недоверчивые, оторванные от семей. Почему-то ей казалось, что он тоже одинок, прониклась к нему еще большей жалостью, не говоря уже о том, что сильно привязалась к нему.
Рыжему созданию пришелся по вкусу мед, который Джули в свою очередь терпеть не могла.
Мастер отметил ее прогресс. Со многим она справлялась лучше и быстрее, чтобы надолго не оставлять своего нового друга. И Вильгельм был в ярости, когда обнаружил комок рыжего меха в самодельной норе под ее кроватью. К счастью, у него не поднялась рука выкинут еще хромавшее существо на произвол судьбы, и, поколебавшись, все же позволил оставить его еще ненадолго. У него были свои причины не держать питомцев, но он видел, что такая ответственность пошла ученице на пользу.
Через неделю лисенок окончательно окреп и даже немного подрос, умещался в свою корзинку впритык, и все с тем же энтузиазмом лакомился медом. Мастер стал снисходительнее и даже один раз прикормил животинку кусочком мяса. А еще через пару дней лис убежал.
Эта потеря стала трагической для всех жителей дома, и в первую очередь для Джули. Она страшно перепугалась, не обнаружив его. Мастер тогда весь вечер провел с ней, буквально держа рыдающую девочку на руках.
Вскоре она смирилась с этим, и все вернулось на свои места. А в одно утро Джули обнаружила у порога задушенную мышь.

Снова Ванервитт
В руках тяжелый арбалет. Вдох. Из другого конца комнаты слышалось, как косматый вепрь переступает с копыта на копыто и тяжело дышит.
Эта паскуда ворвалась сюда внезапно, переполошив всю улицу. Только сейчас на район опустилась мертвая тишина. Но до этого, крики разбегающихся в врассыпную людей не на шутку раззадорили зверя. Бывший офицер, теперь уже просто молодой страж порядка, никак не мог взять в толк, как животное вообще оказалось за городской чертой. Правда, сейчас это не имело смысла -- он должен был решить проблему, пока наступило затишье.
Вепрь обосновался в местной таверне, перевернув с ног на голову почти каждый предмет мебели. Сейчас он восстанавливал силы. Из опрокинутой бочки потихоньку вытекало светлое пиво, которое зверюга самоотреченно лакала.
Подойти к нему решился бы только умалишенный. Доспехи, выданные в отделении, нисколько не походили на подлинное военное обмундирование, поэтому и на них надеяться было бы глупо. Оставалось лишь застрелить врага до того, как его огромная туша подомнет под себя человека. У стражника был один шанс.
Эсмонд вышел из укрытия, возвел арбалет и прицелился. Вепрь заметил движение сбоку , глаза его налились кровью и он не задумываясь бросился на стрелка. Стражник надавил на спусковой рычаг.
У животного подкосились ноги и, проскользив пару метров вперед, он замер, сраженный, у ног Эсмонда. Дыхание его постепенно замедлялось, кровь затопляла пол.
Стражник опустился на колено, положил арбалет рядом с тушей и ушел, не сказав ни слова.
Постепенно, горожане подтягивались обратно, боязливо озираясь вокруг. Ни разу здесь не происходило ничего подобного.
Хоть кровь вепря коснулась лишь его сапог, Эсмонда не покидало чувство, что он погружал в нее руки. В его воспоминаниях ожили сцены сражений, в которых он успел побывать, и те поступки, что приходилось совершать в тех условиях. Хоть война и осталась на другом конце мира, от этого ему было не легче. Он как никто другой понимал, что мир зыбок, и одного движения хватит, чтобы уничтожить его.
Вскоре от случившегося не осталось и следа; улица вновь блистала чистотой, люди шли по делам, а таверна принимала постояльцев. Тем не менее, ничто нельзя попросту вычеркнуть из жизни, как дурной сон. Шли толки, что наступают страшные времена. Но все это было лишь иллюзией пережитого испуга.
Страшные времена наступили давно.

8. День дружеских чувств;

Он остановился перед ее дверью, сжимая в ладони аккуратный букетик полевых цветов. Все его нутро холодело от одной мысли о ней, от одного ее облика, что уже не раз являлся Брайану во снах. Ее синие глаза, светлая короткая стрижка, очаровательная улыбка уголками розовых губ каждый раз повергали его в неистовый восторг. Хоть они практически не виделись, это лишь усилило его чувства. В уме он прибавил ей все те необходимые черты, которые делали Лор'ан совершенным существом, владычицей его сердца.
Брайан поднял руку, чтобы постучать, но почему-то помедлил. Все-таки, он жалок и безнадежен. Лоран даже не посмотрит в его сторону, не говоря о большем. И все же, он считал своим долгом сказать ей, что чувствовал, пока она опять не уехала из города, пока не ускользнула от него. В нем теплилась надежда на то, что, поняв ситуацию, Лоран образумится, прекратит бессмысленные скитания по миру в поисках бесконечных авантюр и останется с любящим, жаждущим ее человеком – собственно, с ним.
Он вдохнул и собрался было стукнуть пару раз, но дверь вдруг открылась, заставив его отдернуть кулак и рефлекторно спрятать руки за спину, словно вор, застигнутый перед самым актом кражи.
Лоран привычным движением поправила волосы. В своем излюбленном костюме она выглядела изысканно, даже с претензией на аристократичность, чем заставила его невольно ахнуть.
– Доброго утречка, Бранни. Нинэ ведь уже не спит?
Брайан замешкался. Оценивая ее вырез, вовсе не глубокий, но оттого не менее притягательный, юноша не сразу смог осознать ее вопрос.
– Э-э, да. То есть, нет. Не спит. Она ведь встает всегда на рассвете, и сейчас тоже...
Только сейчас он вспомнил про цветы. Он даже немного испугался, но взял себя в руки и протянул букетик возлюбленной.
Лоран удивленно перевела взгляд с цветов на юношу и обратно. Улыбнулась.
– Прелесть какая. Сам собрал? Да у тебя талант! Не думал открыть цветочную лавку?
– Я люблю тебя.
Это нисколько ее не смутило.
– Я тоже тебя люблю, Бранни. Поставь их в воду, завянут ведь. Жалко такую красоту.
– Нет, ты не поняла...
Она с добродушной улыбкой потрепала юношу по макушке и прошла в коридор мимо него, насвистывая какую-то мелодию.
Брайан был оглушен произошедшим. Она вообще услышала, что он сказал?
Юноша разжал пальцы. Цветы рассыпались по полу. Опустив голову, он так и стоял перед ее дверью, не в силах сделать и шага прочь.
"Жалко такую красоту", – эхом отзывалось в его голове.

-- Ну я его и стрельнул, -- заключил Эсмонд, утирая губы.
Доминик сидел напротив, опираясь на локоть. Рука его при этом закрывала узкие губы. Он молча выслушивал рассказ офицера, не сводя с него холодных глаз. Отвечать не было необходимости, да и желания тоже.
Эсмонд осушил стакан и поставил его на стол. Наполнил новой порцией вина. Снова поднял.
-- Знаешь, мне вот ничего в этом мире не осталось. Если б тебя не встретил -- кинулся бы в Эйгр. А так -- только работа, работа, работа. Никакой... Души.
Доминик по-прежнему молчал.
-- Вот правда. Ты ведь занимаешься любимым делом, полезным делом -- людей лечишь, все такое. Собственные исследования. Все то, что тебе по нраву. А мне, видимо, такого не дано. Я только убивать способен, и то, предпочел бы этого не делать.
Доктор понимал, что время не так терпеливо, как он, а потому уже прикинул, как поскорее спровадить Эсмонда из своего рабочего помещения.
-- Ты ведь отлично фехтуешь. Можешь давать уроки.
Офицер обреченно хохотнул.
-- Может, и так. Никогда не задумывался об этом. Ученики -- это ведь так серьезно. Проще отстреливать кабанов в забегаловках.
-- Тебя сильно задело произошедшее. Следует отвлечься.
-- Ты прав, -- Эсмонд снова опустошил-наполнил-поднял стакан с вином, с улыбкой салютуя им собеседнику. -- Как всегда, бесконечно прав. И я отвлекусь, когда-нибудь. Может, в другой жизни. Или, к примеру, в четверг.
Доктор терял самообладание, а непривычно вздорные речи Эсмонда принудили его к решительный мерам. Доминик ухватил стакан за верхушку и легко отшвырнул в сторону, не заботясь о последствиях. Эсмонд не знал, как реагировать на столь внезапный выпад с его стороны.
-- Хватит.
Улыбка сменилась негодованием.
-- Иди домой и выспись. Вот это должно помочь, -- доктор поставил перед ним флакон с медикаментом. -- Примешь на ночь и утром. Завтра старайся не думать ни о чем подобном, а через день придешь ко мне с ясной головой. Все понятно?
Эсмонд покорно взял флакон и изучил его содержимое. Затем поднял обреченный взгляд на поднявшегося Доминика и едва слышно прошептал: "Лоран исчезла".
Лекарь замер. Теперь все стало ясно.
-- Разве ты не говорил, что она хотела на время уехать?
-- Да, но... Она бы попрощалась.
-- Сомнительно. У таких особ не принято лишний раз показываться на глаза.
-- Думаешь?..
Вместо ответа, Доминик кивнул. Он был наслышан о Фредерике, что пару раз помогала страже в делах и серьезно запала в душу Эсмонда. Хоть и не зная о ней практически ничего, офицер не упускал возможности упомянуть ее в том или ином рассказе. Даже у лекаря сложилось впечатление, что он был очень давно с ней знаком.
-- Тебе пора отдохнуть. Все вопросы потом.
Эсмонд покорно и благодарно кивнул, пожал руку Доминика и ушел не говоря больше ни слова.
По-хорошему, Доминик должен был также отправиться домой, однако у него еще оставались незаконченные дела. Он прислушался, затем накрепко запер дверь. Натянув перчатки и позабыв о всякой сдержанности, он устремился в комнату, служившую операционной.
Нельзя больше заставлять ее ждать.

9. День мыслей о врагах;

Лоран почти догнала высокую тень, когда та вдруг разбила какую-то заготовку, и все пространство вокруг заполнилось едким дымом. Девушка вскинула руку, защищая глаза и одним прыжком преодолела завесу, пройдя ее насквозь. Специальная пыль заставила откашляться. Своей цели преступник добился -- он скрылся из виду, но был где-то поблизости. Фредерика чувствовала это.
Она шла вперед, осторожно вымеряя каждый шаг, всматриваясь во тьму. Он мог быть за любым поворотом. Пальцы рефлекторно легли на рукоять длинного кинжала. Конечно, отрываться от Эсмонда и его отряда, оставаясь с потрошителем один на один, было по меньшей мере глупо. Местная стража гонялась за преступником достаточно давно, и ни разу им не удавалось обнаружить его. Сейчас они снова упустили его. Чуткая и мстительная Лоран не могла позволить ему уйти и теперь, когда его происки начали пересекаться с ее делами. Девушка не имела ничего против психованного маньяка, что орудовал на улицах города уже как четыре месяца, но очень агрессивно реагировала на личностей, что своими действиями срывали весьма дорогостоящие сделки. Это пора было прекратить.
Авантюристка остановилась на небольшом перекрестке дорог, что обоими концами уходили во мрак. Она огляделась по сторонам и, сжав инкрустированную рукоять, чуть обнажила кинжал. Жажда потолковать с нежеланным конкурентом пересиливало в ней чувство самосохранения.
-- Не лучшее место для встречи, но вполне подходящее, чтобы обсудить наши дела. Я -- Фредерика Лоран, и у меня есть к вам деловое предложение. Обнаружьте себя на пять минут, чтобы мы могли решить всё раз, и навсегда.
Шорох за спиной заставил ее резко развернуться, выставив лезвие в сторону мнимой угрозы. Она замерла в этой позиции, и поняв, что опасности нет, тихо рассмеялась, ругая себя за излишнюю тревожность. Протяжно выдохнула и продолжила выманивать его.
-- Что ж, раз вам угодно -- я управлюсь и так. Дело в том, что вы пару раз перешли мне дорогу. Я бы не хотела, чтобы такое повторилось -- из-за вас я терплю убытки, и немалые. Так что окажите мне услугу, не трогать моих клиентов и их родных.
Она решила выдержать паузу. Тишина нагнетала, а от пустоты вокруг становилось жутко.
-- Итак, такое предложение: вы не препятствуете моим делам, а я отважу от вас местную стражу. Хочу заметить, абсолютно бесплатно. Другим мои услуги обходятся не в одно состояние, тогда как с вами я поступаю, как с дражайшим другом.
Еще одна пауза -- и ни одного знака внимания. Но нутром дельца Лоран чувствовала, что ее слова отнюдь не уходят в пустоту. Тем не менее, он не показывался. Это уже давно начало ее раздражать, а теперь Фредерика даже разозлилась. Стиснув зубы, она прошла в один из темных коридоров. Боязнь потерять богатую наживу ослепила ее так, что она позабыла про угрозу собственной жизни. Но его не было ни в первом переулке, ни в проходе напротив.
Раздосадованная, что упустила его снова, Фредерика в отчаянии ударила кулаком по воздуху.
-- И где же ты, паскуда?..
Лоран опустила голову и приложила ладонь ко лбу. Снова жар. Как всегда, не вовремя.
Но пора было убираться. Где-то поблизости послышался бег и звук стального доспеха. Эсмонд выкрикивал ее имя, не опасаясь перебудить всю округу. Лоран подошла к каменной стене и оперлась на нее, головокружение не позволяло идти быстрее. Высокая фигура соскочила с низкой крыши прямо за спину девушки. Она полуобернулась, когда тень уже выпрямилась и схватила ее голову. Удар и боль со стороны правого виска. Лоран потеряла сознание.

Когда Рейвис думал о брате, его пожирало сожаление. Ведь все могло сложиться иначе, и ему не пришлось бы покидать родной дом. Но случившееся не перепишешь. Оставалось только жалеть.
Умберт родился всего на несколько минут раньше, а получал внимания, словно был единственным в семье. Все потому, что он родился с даром, со способностями к магии, что обнаружилось еще в раннем младенчестве. Рейвис не был магом, хоть и вышел из той же утробы в тот же час, что и Умберт. Из-за этого отец считал его никчемным, вкладывая все средства и силы в развитие талантов податливого Берти.
Успехи брата щемили достоинство Рейвиса. Каждый раз, когда юный маг осваивал нечто новое, он устремлялся испробовать это на брате. С тех пор Ревис опасался магии, как кот избегает глубокие водоемы.
Отметив, как постепенно меняется отношение отца, Умберт стал играть на его разочаровании. Будучи любимцем семьи, он при любой возможности закреплял свой авторитет при помощи Рейвиса. Но ничто не длится вечность.
Когда Умберт должен был отбыть в Синклар для дальнейшего обучения, Рей бежал из дома. Он не мог больше выдерживать довольного вида самоуверенного, избалованного брата. И никогда бы он не пожелал увидеться с ним, будь у него такая возможность. Если бы не узнанная новость.
С тех пор он ищет слабое место Умберта, путешествуя по центральному миру. Во имя матери, что погибла, когда рожала его, Рейвис поклялся свергнуть мага, нового главу Синклара. И его не интересовало ничто иное, кроме как низвергнуть его с трона и, вдавив в грязь, отомстить за все пережитые несчастья.


Кажись, я, наконец, израсходовала неистовую тягу писать вместо крохотных очерков полноценные драбблы. Простите за кучубукв все, кому приходится это читать, я постараюсь больше не перегружать график :lol:

10. День красивых интерьеров;

В центральном королевстве также располагался город-посольство церкви Праведника. Это скромное (по сравнению с оригиналом) поселение, тем не менее, отличалось редчайшей красотой.
Там расположены два собора средней высоты. Один часто принимает в своих стенах прихожан и хористов, а другой предназначен для особого служения и проведения ритуалов. Допускаются туда лишь приближенные к Церкви Праведника лица, посвященные монахини, наставники и инквизиторы. Внутреннее убранство отличается изяществом деталей, а акцент сделан на освещении. Повсюду расставлены свечи, в центре над алтарем нависала тяжелая люстра. Окна украшают изысканные витражи, но буйства красок и цветов не наблюдается. Стекло, чуть желтоватое в центре, изображает символ Праведника – Великое Солнце. Все предметы мебели здесь бежевые, либо созданы из темного металла. Лепнина была сотворена терпеливым и искусным мастером, и придавала внутреннему убранству собора завершенный вид, не смотря на кажущуюся пустоту пространства.

Особого внимания заслуживает и брат Собора Служителей – Собор Прихода. Сюда первым делом приезжают жители центрального королевства, в поисках поддержки и искупления грехов, либо просто по зову души.
Витражи, яркие и сложные, во множестве оттенков передают лики святых, отдавших жизни служению Свету. На стенах, словно вытканные гобелены, висели полотна с заповедями и легендами из древних времен, по смыслу больше похожими на притчи.
Длинные скамьи для прихожан украшены витиеватым цветочным узором, на исполнение которого наверняка уши многие часы. Множество небольших светильников и люстр не позволяли собору провалиться во мрак ни днем, ни ночью. Пение церковного хора стало ключевым элементом собора. Без этих чистых и радостных песен он бы не просуществовал и года – настолько они дополняли, довершали здесь атмосферу.

Диана раскрыла дверь и очутилась в большой и светлой комнате. Над огромной кроватью, словно розовое облако тумана, нависал балдахин. Бесчисленные куклы свешивали ноги с открытых полок нескольких шкафов; их невозможно было охватить взглядом. Огромный кукольный замок занимал приличную часть комнаты, а высотой он был с саму девушку. Рядом стояла лесенка, чтобы маленькая хозяйка сумела доставать до верхних этажей. Вся мебель внутри красотой не уступала подлинникам, находящимся в замке, а порой даже превосходила их в детализации. Отдельный угол занимали мягкие игрушки. Здесь собрались все звери мира: от мышей до волков. Большой медвежонок обхватил спину деревянного пони, а сквозняк, проникший в приоткрытую дверь, пустил их в дорогу, плавно покачивая скакуна. Последовавший глухой скрип заставил Диану резко обернуться, и взору ее предстал высокий трон, исполненный, как и вся комната, в розовых тонах, и украшенный кружевами. Будущая королева приподняла подол и, взойдя на ступени, уселась в мягкий и комфортный трон; здесь она провела недолгие часы раннего обучения, когда остальная комната превращалась в сцену для приходящего преподавателя, а сама Диана становилась почетным зрителем.
Девушка усмехнулась, припомнив свою первую наставницу, и как та сломала руку, смешно перевернувшись через голову из-за раскиданных игрушек. Потом наглой женщине, за дерзкое обращение к принцессе Ромеринг, свернули и шею.
Диана последний раз осматривала детскую, когда внутрь заглянул лорд-распорядитель.
– Ваше Высочество, пора.
– Макс, у меня есть специальное распоряжение касательно этой комнаты, – заявила будущая королева даже не обернувшись к нему. Максимилиан выжидал.
– Эту комнату следует опустошить, перекрасить в темно-синий и обставить, как гостевую. Весь хлам – сжечь.

11. День уродливых зданий;
12. День слез;
13. День счастья;
14. День сидящих людей;
15. День мелких деталей;
16. День глобальных событий;
17. День разной еды;
18. День депрессии и подавленности;
19. День писем и записок;
20. День выяснения отношений;
21. День открытия всех тайн;
22. День воспоминаний;
23. День снов и пробуждения;
24. День описания по картинкам (попросите ПЧ или друзей скинуть вам как минимум три картинки)
25. День любимых людей;
26. День талисманов и амулетов;
27. День детей и подростков;
28. День трагичных событий;
29. День пафосных заявлений;
30. День подведения итогов (можно написать или свои мысли про флешмоб, или подвести итоги от лица своего персонажа).
Ну и последний день - день чтения чужих работ и комментариев. Если ещё не успели прочитать то, что написал ваш напарник, у вас есть время, чтобы это сделать.
запись создана: 10.04.2013 в 22:06

@музыка: Florence and The Machine – Seven Devils

@настроение: малютка Джейн была с характером.

@темы: флешмоб, творчество, персонажи, пЕЙсательство

URL
Комментарии
2013-04-10 в 22:15 

~Хару-Ичиго~
На словах ты фея Винкс, а на деле – Джа-Джа Бинкс.(с)
Держись, чувак! Пусть хоть кто-нибудь его закончит!

2013-04-10 в 22:52 

Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
~Хару-Ичиго~, спасибо за поддержку, я буду стараться :vict:

URL
2013-04-11 в 10:42 

Thelemith
Если кто тебе не данмер - По определенью орк!
Я слежу за тобой ^_^

2013-12-20 в 12:14 

No Man
just... no
Не желаете продолжить со мной на пару?)

2013-12-22 в 20:33 

Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
No Man, только если заново начинать)) было бы здорово! ^^

URL
2013-12-22 в 22:14 

No Man
just... no
Скандинавская принцесса, заново, когда можно продолжить? Зачем?)

2013-12-22 в 22:22 

Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
No Man, да ну, предпочитаю начинать с чистого листа) Тем более, Ванервитту как раз требуется текстовая масса -- почему бы не пополнить и без того ничтожный запас?))

URL
2013-12-22 в 22:33 

No Man
just... no
Скандинавская принцесса, мне хватило глупости взяться за столь длительный флешмоб лишь единожды. Во второй раз наступать на те же грабли?)Гм. Я могу подождать на дне пятом, пока Вы браво до него идёте и активно пинать/поддерживать с самого начала, если, конечно, такой компромисс устроит.

2013-12-22 в 22:34 

Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
No Man, ааах, так мы вровень? Все, вопрос снят, прошу прощения) У вас пятый день завтра?)

URL
2013-12-22 в 22:42 

No Man
just... no
Скандинавская принцесса, верно. Если Вас устроит, чтобы завтра был пятый день, то так оно пусть и будет.)

2013-12-22 в 22:44 

Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
No Man, чудесно! Да будет так)

URL
2013-12-22 в 22:51 

No Man
just... no
Скандинавская принцесса, славно.
Надеюсь, дойдём до конца без пропусков.)

2013-12-24 в 00:41 

No Man
just... no
Кто вальсирует, а кто хромает.)
Хотелось больше о каддарах.

2013-12-26 в 00:49 

No Man
just... no
Где оно?

2013-12-27 в 02:02 

Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
No Man, я безбожница, и мне безмерно стыдно за невыполнение графика. Сегодня вот ездила вдохновляться в цирк :lol:
Обещаюсь все доделать в эти сутки, а пока оставляю вот эти два ^^"""

URL
2013-12-27 в 18:09 

No Man
just... no
Скандинавская принцесса, тоже безбожник.
Обещать не надо, лучше просто сделать.)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Someday

главная